Георгий Колосов

«Русский Север»


«О том, что есть, и о том, что было»
1980 г. Кимжа (у Агриппины Александровны)
фото Евгений Немчинов
Молодым коллегам
 

В 1980 году, когда слова «спонсор» и слова «грант» никто и слыхом не слыхивал, началось паломничество фотолюбителей клуба «Новатор» на Русский Север (Архангельская область, Карелия). Из года в год, на свои отпускные, с единственной целью: сделать выставочную фотографию. И при этом не то что никаких прикладных задач – издать ее, продать ее – первые годы заботами КПСС никаких надежд даже выставить, хотя социальных мотивов никто из нас на Севере специально не ловил. Итак, по двое, по трое, на две–три недели, зимой, летом, весной, осенью, накрывая три–четыре–пять точек – сёл, деревень, где непременно сохранились, как говорили тогда, «памятники архитектуры» – деревянные церкви, часовни, колокольни. Через сколько–то лет у Е.Немчинова, А.Васильева, А.Фурсова, А.Ерина, Г.Колосова и др. стали складываться свои коллекции – в точном соответствии со свободным интересом каждого. И если бы кто-нибудь спросил нас тогда, в чем состоит наш «проект», мы бы ответили, что в экспедиции нет свободных пальцев, чтобы таковой высосать. К концу 80–х поездка, принесшая кому–то более десяти «карточек», считалась триумфальной, а распечатка одного негатива из ста – добрым урожаем. От «Хассельблада» или «Смены» – неважно. Озирая сегодня фотографический горизонт, я сам во все это верю с трудом. Одиннадцать лет Север (за вычетом студийного портрета) был моей единственной темой. Почему так?

…Как культурный феномен Русский Север был открыт российским сообществом в 60–х годах XIX века, и произвел впечатление всплывшей Атлантиды, на которой кипела живая жизнь, сохранившаяся неизменной с допетровских времен почти во всех своих проявлениях. Глубина ее исторических корней видна хотя бы из того факта, что наши знаменитые былины, восходящие сюжетами к Киевской Руси – устное народное предание, не имевшее письменной фиксации – были записаны тогда именно там, на Севере, в районе Заонежья, Кижей и Кенозера. Деревянное церковное зодчество Русского Севера знают все, но, увы, уже никто не увидит самого впечатляющего – его гармонии с жилой застройкой как с природой. В сочетании с инженерными и эстетическими качествами жилья, на фоне слышанных историй жизни, виденные нами ее следы вызывали вопрос: на что же способен русский народ, свободный от своего государства? Сейчас я бы еще спросил: откуда этот дух – ибо казалось, что на Севере одухотворены даже камни, и тайной дышит все.

…Наверное, из–за этого я, любитель всякой живой провинции, не мог оторваться от Севера те самые одиннадцать лет. Да и на остальных, естественно, по–разному, Север формирующе повлиял. Но при всей нашей разности одно общее в нашем устремлении было: спрятать современное, чтобы извлечь прошлое. Проломить время. Для фотографа, не прибегающего к наивной фальсификации, здесь только один путь: попытаться уловить дух. А Он, как известно, «дышит, где хочет». Поэтому его стоит искать и сегодня. Ведь вся Россия – немножко «Север».

 

Георгий Колосов

 

Светлая память и низкий поклон всем, кто дарил нам помощь, приют и общение, и дорогим моим спутникам, с кем я одиннадцать лет делил это счастье.